Гонки по вертикали: о чем не думают руководители

3 минуты
Гонки по вертикали: о чем не думают руководители
На фото: Ирина Григорьева

Как часто руководителю приходится делать то, что он не хочет делать? Или не делать того, что он хочет? Директорская работа часто походит на бесконечную гонку. Всегда в активной позиции, всегда в курсе дел; директор знает все новости, инновации и тренды в своей сфере бизнеса, готов всегда потушить пожар, равно как и внедрить какую-нибудь систему. И без пауз… а то вдруг конкуренты, мировая экономика, экономическая политика.

Но директор же умный, он же гуру от тайм-менеджмента читал и слушал, он паузы регламентированные делает: отпуск планирует, семейные выходные организует. Только паузы-то внешние. Такие игрушечные, для социальной видимости. Внутри-то жизнь кипит, «мозг трещит», психика всё отражает и отражает действительность, некогда передышку делать, внутренних пауз нет. А с другой стороны, человек быстро привыкает к обстоятельствам, и руководитель за годы бизнеса уже привык к такому ритму работы. И, вернувшись с отпуска, видит себя загоревшим в зеркало, а чувствует сгоревшим внутри. Только признаваться в этом нельзя, ведь директор должен быть лидером, харизмой светить за километр, вдохновлять коллектив и радостно встречать каждый новый день.

И ради чего весь этот бег? Зачем и за чем именно бежит руководитель? Есть две не очень приятные точки ответа на это: тщеславие и зависть. И сейчас не плюйте в экран, говоря: «Ну… это не про меня!». Про вас. И про всех руководителей. Иначе вы бы не стали управленцами. Ведь, чтобы стать прибыльным бизнесменом, надо точно стремиться к славе, «первостепенности» – то есть к лидерству, также иметь амбиции, уметь сделать себя значимым, стать уважаемым экспертом в своей сфере бизнеса. «Определенно, тщеславие – мой самый из любимых грехов» (к\ф «Адвокат дьявола»).

А зависть – это же просто чувство раздраженности, досады от чужих успехов, от первой строки рейтингов без своей фамилии. Кто же этого не испытывал? Такого щемящего чувства, щелчка «под ложечкой». В принципе, людям свойственно сверять свои достижения с уровнем успехов других в социуме. Особенно эти сравнения ярки при виде достижений равных нам по классу, возрасту, профессии, по бизнесу. Вот кто-то стал первым в паблисити, а кто-то открыл филиал в Москве, а кто-то дал интервью глянцевому журналу. С ними подсознательно руководитель сверяет свои завоевания. И здесь корреляция: чем выше поднимаешься к успехам, тем шире твоё тщеславие, тем быстрее ты привыкаешь к признанию и все больше и больше участвуешь в статусных гонках. И чаще в нескольких. Например, ты уже и бизнесмен, и спортсмен, и образцовый муж (жена). Критерии успеха везде разные, но проигрывать нельзя, больно самолюбию. Поэтому бежим. Бежим по «накликанным» меркам, придуманным кем-то мерилам, «лайкам». Это и за чем, и зачем.

Современность требует от руководителя планку успеха все выше, забеги длиннее «и без рук». И тогда его внутренняя пауза сжимается во времени, откладывается человеком на потом («в старости отдохну», «да все нормально», «еще несколько лет и отойду от дел», «вот увеличу прибыль на Х% и тогда на покой», «вот стану первым в… и тогда!»), далее нивелируется вовсе. А нет внутренней паузы, нет внутренней жизни. Далее эту жизнь директор с годами перестает замечать, она покрывается пылью, делает психику раненой, а ее владельца несчастным. Руководитель становится «колоссом на глиняных ногах». Однако это часто принимают за мудрость… или за лидерство.

  • Комментарии
Загрузка комментариев...