Как защитить бизнес от доначислений налогов по ретроспективному механизму за выплату дивидендов

8 минут
Как защитить бизнес от доначислений налогов по ретроспективному механизму за выплату дивидендов
На фото: Наталия Толкачева

Рассказывает юрист компании  Prospectacy.

В связи с тем что налоговые проверки всегда происходят по ретроспективному принципу, бизнес сталкивается со следующей проблемой: налоговые органы современным прогрессивным взглядом оценивают операции, совершенные в иных экономических и правовых реалиях несколько лет назад.

Вывод, вытекающий из современного отчетливого курса на глобальную гармонизацию налогового законодательства государств, может быть следующим: если сегодня собственники структурируют свой бизнес с помощью иных юрисдикций, то они должны смотреть на шаг вперед, понимать тенденции, предвидеть методы, которые будут применяться в отношении их бизнеса при последующих налоговых проверках.

Основная характеристика глобального налогового климата последних лет – прозрачность, выражающаяся в налаживании межгосударственного обмена информацией. Государства, которые заинтересованы в привлечении инвестиций и участии в экономической жизни современного мира (в особенности, в контактах с экономически развитыми странами), не имеют иного выбора, чем участвовать в международных документах и инициативах. Подавляющее большинство государств, в которых принято было структурировать бизнес, сегодня участвуют в международных конвенциях и договорах по обмену информацией, касающейся выполнения налоговых обязательств.

«Прозрачность» прежде всего служит реализации еще одного современного глобального принципа в сфере налогообложения, который придется принять компаниям. Этот принцип звучит примерно так: «если компания или ее учредитель получили доход, то в той или иной юрисдикции с этого дохода обязательно должен быть уплачен разумный налог». Мир, в котором можно было беззаботно отправить средства в безналоговую юрисдикцию и далее получить их на личные счета со ставками, близкими к нулю процентов, более не существует.

Основные мероприятия, направленные на обеспечение глобальной прозрачности в сфере уплаты налогов и корпоративных структур, создаются в рамках Организации Экономического Сотрудничества и Развития. Документы, разрабатываемые этой организацией, должны приниматься во внимание бизнесом при планировании финансовых потоков и использовании других юрисдикций.

Распространенным способом организации бизнеса, даже на текущий момент, остается структура, в которой российская компания принадлежит кипрской компании, а та, в свою очередь, принадлежит компании из юрисдикции, предоставляющей минимально возможные налоговые ставки. Российская компания отправляет дивиденды на Кипр, применяет при этом налоговую ставку 5 %, которая установлена действующим между Россией и Кипром Соглашением об избежании двойного налогообложения. Дальше дивиденды выплачиваются в еще одну юрисдикцию, с которой у России нет соглашения, но в которой можно пользоваться самыми выгодными налоговыми ставками. При этом, как показывает текущая судебная практика, не важно, какое при этом используется формальное основание перечисления денежных средств. При налоговой проверке встает вопрос обоснованности применения льготной ставки в 5 % в связи с тем, что кипрская компания не является фактическим получателем дохода в виде дивидендов (отсюда же вытекает вывод о несоблюдении требований соглашения по инвестициям в уставный капитал, которые позволяют применять ставку в 5 %). Такие варианты движения денежных потоков могут быть реализованы с той или иной степенью усложнения, но их сутью остается то, что компания – первый получатель дивидендов из России, к доходу которой в России применена льготная налоговая ставка, является транзитной компанией.

Если сегодня компания понимает, что использовала похожую структуру, то дальше возможные пути ее спасения зависят от многих индивидуальных факторов, сводимых к тому, насколько прямолинейно описанная структура использовалась. Наихудшая картина будет в ситуации, когда:

  • денежные средства каждой последующей компании переводились именно как дивиденды (эта информация будет доступна налоговым органам из финансовой отчетности и банковских выписок компаний, которые будут запрошены в иностранных государствах);
  • совпадают объемы и сроки переводов;
  • в компаниях легко устанавливается перекрестное владение (информация об учредителях, бенефициарах также раскрывается при международном обмене).

Опираясь на современную судебную практику, можно сделать вывод, что в такой ситуации исправить что-то приличными способами очень сложно. Возможной рекомендацией будет «фиксирование убытков» и добровольное возмещение сумм в бюджет (это позволит налогоплательщику рассчитывать на уменьшение ответственности, а также на то, что ситуация не перетечет в уголовное русло).

Если дивиденды в рамках структуры перемещались как займы, то анализ приведенного судебного решения позволяет сделать следующий вывод: такие займы стоит вернуть и разобраться в возможностях реинвестирования. Перекрестное владение компаниями стоит исключить.

Если дивиденды только подлежат выплате, то стоит заняться вопросом обеспечения фактического права на доход получающей компании.

Согласно критериям, сформировавшимся в международном правовом поле, компания будет рассматриваться как имеющая фактическое право на доход, в том числе, но не ограничиваясь, при наличии у нее следующих признаков:

  • ведет хозяйственную деятельность в стране своего резидентства;
  • имеет офис, персонал и все сопутствующие нормальному функционированию компании атрибуты;
  • имеет расходы на текущую деятельность;
  • центр управления компанией и центр принятия решений находятся в стране резидентства компании;
  • компания самостоятельно определяет судьбу получаемых денежных средств, инвестирует средства, исходя из ожидания получения прибыли.

Налоговые органы и суды будут тщательно исследовать наличие у компании фактического права на получение дохода в виде дивидендов. Убедиться в этом можно, изучив громкое судебное дело №А40-66788/2018, в котором суд в декабре 2018 года встал на сторону налогового органа, апелляционная инстанция отменила его решение, а кассационная вновь поддержала налоговую (сумма требований превышает 500 млн рублей).

Какой иной профит возникает у российской компании при выборе юрисдикции учредителя на Кипре (или любом офшоре), кроме возможной экономии на налогах? Как можно компенсировать альтернативно эти выгоды, если отказаться от офшоров?

Структурирование бизнеса имеет целью не только оптимизацию налогообложения, с помощью него обеспечивается дополнительная защита активов собственников. В случае возникновения акционерных споров, захватов собственности, сложная международная структура владения может сыграть значительную роль. Также размещение компаний в иностранных юрисдикциях позволяет собственникам использовать в корпоративных вопросах иностранные суды и иностранное право, в ряде случаев предоставляющее иные, более благоприятные, правовые механизмы защиты.


Насколько актуально в наши дни использовать офшоры?

Офшоры часто упоминают в широком смысле и относят к ним многие юрисдикции, давно ставшие «белыми». Такой подход не вполне корректный. К «белым» юрисдикциям в том числе относится Кипр. Кипр не входит в список стран, утвержденный приказом ФНС России от 4.12.2018 г. N ММВ-7-17/786@ «Об утверждении перечня государств (территорий), не обеспечивающих обмен информацией для целей налогообложения с Российской Федерацией», между Россией и Кипром действует соглашение об избежании двойного налогообложения от 08.06.2005 г.

Однако существуют и черные юрисдикции, направление средств в которые сегодня действительно стало опасным. У большинства государств с такими юрисдикциями не имеется двусторонних соглашений, касающихся налогообложения, с ними не налажен обмен налоговой информацией, они не участвуют в инициативах, исходящих от Организации Экономического Сотрудничества и Развития. Не только российские субъекты ограничены в операциях с такими странами, тот же Кипр имеет установленные лимиты по направлению средств таким территориям. Суммы, превышающие установленные лимиты, невозможно будет учесть в налоговых целях.

Если владельцы стремятся получать максимальную экономию, используя сеть материнских иностранных компаний (мы не имеем ввиду компании, зарегистрированные в «черных юрисдикциях»), то такая экономия сегодня может быть доступна только посредством использования широкой сети номинального владения. Такие механизмы имеют оперативные и управленческие неудобства для владельцев. Риски, связанные с сохранением глобального контроля над активами, могут быть решены механизмами договорного права отдельных юрисдикций, в том числе Кипра. Но необходимо понимать, что все эти конструкции являются громоздкими, поддержание их жизнеспособности является затратным. Экономическая выгода вырисовывается при оперировании большими суммами. В ряде случаев хорошим решением для собственника активов может быть получение резидентства государств, в которые рассчитывается направлять дивиденды. Это помогает решить или даже снимает проблему доказывания фактического права на доход. Сниженная налоговая ставка оспариваться не будет (при соблюдении иных критериев, предусмотренных соглашениями об избежании двойного налогообложения). При этом необходимо не оставлять двузначности в том, может ли такой собственник оставаться также резидентом России. Порой отказ от российского гражданства можно рассматривать как адекватную меру.

Структурирование бизнеса через белые юрисдикции по-прежнему может приносить экономическую выгоду, если оно грамотно и внимательно организовано, без пренебрежения современными международными правилами.


Как работает система CbC-reporting?

Country-by-Country Reporting (CbCR) – это еще одна часть общего плана, разрабатываемого Организацией Экономического Сотрудничества и Развития (BEPS, Action 13).

Мультинациональные корпорации (в данном контексте это связанные группы компаний, распределенные по разным юрисдикциям), совокупный доход которых равен или превышает 750 миллионов евро, должны предоставлять годовой отчет (CbC), отражающий основные показатели финансовой отчетности корпорации по юрисдикциям. Такой отчет позволяет местным налоговым органам получить информацию о доходах, уплаченных и начисленных налогах, капитале, деятельности, человеческом ресурсе, активах и прочих показателях корпорации в странах, где зарегистрированы ее звенья.

Применение системы зависит от скорости ее внедрения разными странами в рамках своих правовых систем. Сегодня можно сказать, что во многих юрисдикциях система уже функционирует.

Отчеты CbC подаются через 12 месяцев после окончания финансового года, с первого финансового года, начинающегося после 1 января 2016 года. Отчеты CbC в основном подаются там, где расположена головная компания. Если в стране, где расположена головная компания, не внедрена система CbCR, корпорация должна назначить другую компанию в рамках группы, которая будет предоставлять отчетность.

Обобщая вышеизложенное, можно сказать, что CbCR предоставляет налоговым органам информацию, которая помогает в оценке рисков трансфертного ценообразования и в определении способов распределения корпорацией ресурсов в целях налоговой оптимизации. Система CbCR – еще один этап на пути к новой глобальной налоговой системе, в которой минимизация налоговой нагрузки будет возможна в лишь ограниченном размере.

  • Комментарии
Загрузка комментариев...